Формирование гнезда пчел

Формирование гнезда пчел. Чтобы правильно сформировать гнездо пчелосемьи в улье сразу после выставки, следует учитывать время, необходимое для откладки одного яйца маткой (40-46сек.); яйценоскость за сутки (1200-1800шт); площадь, т.е. количество ячеек, пригодных под яйцекладку. В соте хорошего качества 9100 ячеек, 8400 – пригодных под яйцекладку. В ранневесеннее время матка освоит ячейки сота минимум за 5-6 дней, поэтому, если под засев поставлено 4-5 сотов, то этой площади хватит на 15-20 дней.


Желание пчеловода оставить в гнезде как можно больше обсиживаемых сотов пчёлами под засев матке, за счёт чего получить количество сотов с расплодом, а неполноценных расплодных рамок, приводит к ухудшению, задержке развития семьи.
Погоня за количеством рамок с расплодом в одной семье приводит к ухудшению необходимых условий в улочках улья. В результате снижения температурного режима в улочках снижается не только яйценоскость матки, но и количество выкармливаемого расплода в семье. Но главное, чем хуже создаются условия в улочках улья, тем лучшими эти условия становятся для возникновения болезней.
Немаловажным фактором для наращивания пчёл весной является необходимость создавать условия для приготовления маточного корма при выкармливании пчелиного расплода. Для его приготовления необходимы перга, мёд и вода. Перговую рамку обычно располагают непосредственно возле крайней рамки с расплодом – и это правильно. Воду пчёлы принесут из поилки, но ведь в улочках между рамками с мёдом тоже необходима температура, при которой пчёлы смогли бы забирать его и переносить в гнездо. В весеннее время нежелательно даже рамку с сушью ставить в середину гнезда, а тем более вощину.
Чтобы были созданы все условия в семье, необходимо сразу после выставки сделать её оценку, т.е. определить силу (объём). Помогает в этом односторонняя сборка гнезда осенью, тогда не приходится производить полную разборку гнезда весной. В гнезде к стенке улья необходимо поставить рамку с пергой, к ней – рамки с уже имеющимся расплодом (3-4) и снова медоперговую. Устанавливаем разделительную доску. А вот за ней достаточно пока одной рамки с мёдом.
От метода Блинова это отличается тем, что производится формирование гнезда более компактно, а значит, во всех образованных улочках температурный режим будет выше. При таком способе пчёлы будут в первую очередь скармливать мёд, находящийся в задней части рамки (за расплодом). Его периодически распечатывают. В результате матка будет использовать под яйцекладку весь сот и не занимать ещё следующий под расплод. В общем, при меньшем объёме гнезда мы получим тоже количество расплода, но без возникновения болезней в нём.


После того, как семья освоит гнездовые соты под расплод, подставляем следующую рамку (кроющую). Обычно это та, из которой пчёлы выбрали мёд. За диафрагму ставим распечатанную рамку с мёдом. В результате получается: пустая кроющая рамка, но пчёлы переносят в неё мёд из-за диафрагмы.
Перенесённый мёд легко используется для выкармливания расплода. Матка быстро займёт кроющую рамку под яйцекладку. Пчёлы начнут в неё складывать пыльцу, от чего на кроющей рамке с внутренней стороны (к расплоду) будет занято меньше площади под засев, чем на той стороне, что к диафрагме. Это происходит временно.
После постановки следующей рамки суши та, первая, уже не будет являться кроющей, и пчёлы, скормив из неё пергу, освободят ячейки под засев.
В ранневесеннее время не стоит бояться запаздывания с расширением (в апреле) расплодного гнезда. Формирование таким образом гнезда в улье является профилактикой против болезней.
Увеличение расплода должно происходить сначала в сторону заднего бруска рамки, и только затем под расплод подставляют рамки сбоку. Чтобы это было подвластно пчеловоду, необходимо сделать так: Если семья весной занимает 6 рамок, то 4 отделяем вставной доской, а только 1 с мёдом распечатываем и ставим за неё. Получается 5 рамок в гнезде пчелосемьи. Если 7 рамок, то отделяем 5, одна с мёдом – за диафрагму, получаем гнездо в 6 рамок. Сжимаем семью на одну рамку.

Лечение пчелиным ядом

Лечение пчелиным ядом

Заболевания периферической нервной системы

Лечение пчелиным ядом. Для ужаления используют наружные поверхности плеч и бедер, а ужаления производят по ходу поражения нервов. Курс длится 10 дней, в первый день производят ужаление одной пчелой, затем каждый последующий день прибавляют по одной пчеле. После этого делается перерыв на несколько дней, затем можно выполнить и второй курс.

При заболеваниях периферической нервной системы ужаление можно проводить по другой схеме, а именно: 2 раза в неделю в течение 45 дней, затем делают перерыв на 1,5—2 месяца и повторяют лечение.

При пояснично-крестцовом радикулите, грудном и шейном, а также при отложении солей на позвоночнике ужаление можно проводить по обеим сторонам позвоночника. Количество пчел не должно превышать 8—12 за один раз. Курс состоит из 80— 120 ужалений.

В редких случаях разовое применение пчел может достигать 20—25 штук, при этом следует очень внимательно следить за реакцией организма.

Сердечно-сосудистые заболевания

При гипертонической болезни пчелы подсаживаются в шейно- воротниковую зону в количестве не более 4 за процедуру, 1 раз в неделю.

При головных болях — в шейно-воротниковую и затылочную зону 4—8 пчел во время приступа.

При стенокардии пчелы подсаживаются на плечо левой руки и в зону проекции органа до 2—5 штук. Курс может состоять до 60—120 ужалений.

При атеросклерозе сосудов конечностей пчел сажают по ходу сосудов больной конечности и на пояснично-крестцовую область. Число ужалений от 8 до 12 за процедуру.

При тромбофлебитах ужаления производятся над тромбированными венами, число их не должно превышать 8—12 за процедуру.

Полиартрит

Курс лечения полиартрита включает в себя от 40 до 200 ужалений. Пчелы подсаживаются на область больных суставов сразу от 4 до 10 штук, но не более четырех на 1 сустав. Каждый сустав в отдельности нужно подготовить к лечению, постепенно увеличивая количество пчел и время нахождения жала в коже.

Хорошие результаты дает лечение больных с обменным полиартритом подагрического происхождения. В период лечения подагрические суставы размягчаются, их объем уже через 1—2 недели после окончания введения пчелиного яда заметно уменьшается.

Бронхиальная астма

Пчелы подсаживаются на воротниковую зону с нарастающим прибавлением по одной пчеле. В зависимости от местной реакции их количество доводится до 4—8 пчел сразу, в среднем на курс лечения требуется 50—120 пчел.

Энурез (ночное недержание мочи)

Больным в возрасте от 8 до 20 лет назначается комплексное лечение. Ужаление производят в поясничные точки и по меридианам почек и мочевого пузыря. На курс лечения нужно 30—40 пчел. Одновременно применяют клизмы с 30%-ным раствором меда и принимается пыльца по 1 чайной ложке ежедневно. Курс лечения 1 месяц.

Ревматизм

Знахари с незапамятных времен лечили ревматизм укусами пчел. Техника лечения очень проста. Сажают пчелу на больное место, пчела жалит. Следующее подсаживание пчелы производят через сутки после первого на расстоянии 4—8 см от места предыдущего укуса. Количество пчел увеличивают каждый день на одну, доводя до 5 на одну процедуру. После 2-дневного отдыха производят ужаление в обратном порядке от 5 пчел до 1. Если больной все еще чувствует боль, курс после небольшого перерыва повторяют.

Применение пчелиного яда втиранием мазей также неплохо себя зарекомендовало при ревматизме. Для более полного проникновения яда при втирании мазей в их состав включают салициловую кислоту и силикат. Салициловая кислота растворяет роговой слой кожи, а силикат нарушает ее целостность, что и способствует лучшему всасыванию пчелиного яда. Перед втиранием мази больное место обмывают теплой водой с мылом и делают горячий компресс. Берут 2—3 г мази и втирают ее чистой рукой в течение 2—3 минут. Втирания производят утром и вечером или только вечером, в зависимости от состояния больного. Курс лечения 2—3 недели.

Все перечисленные выше процедуры при всех заболеваниях для поддержания терапевтического эффекта через год рекомендуется повторить.

Противопоказания к применению пчелиного яда

Пчелиный яд противопоказан в следующих случаях:

• чрезмерная чувствительность к пчелиному яду. Она встречается у 2% больных;

• инфекционные заболевания (в частности, сепсис, воспалительные процессы в легких, в тканях);

• туберкулез легких, бронхов, суставов и других органов;

• психические болезни;

• органические заболевания центральной нервной системы;

• болезни печени и желчевыводящих путей;

• панкреатит;

• нефриты, нефрозы, пиелит, почечнокаменная болезнь;

• заболевание коры надпочечников;

• болезни крови и кроветворных органов;

• злокачественные новообразования;

• не рекомендуется проводить лечение пчелиным ядом при беременности и во время менструаций.

Таким образом, хотя пчелиный яд и является весьма эффективным средством лечения многих заболеваний, при неумелом использовании он может нанести вред.

Пчелинный яд

Пчелинный яд. От одной пчелы можно получить 0,4-0,8 мг яда. Количество яда зависит от возрас­та пчелы, времени года и пищи. Например, весной и летом пчела вырабатывает наибольшее количество яда. У молодых пчел яда нет или его очень мало. К двухнедель­ному сроку жизни количество яда у пчелы-труженицы достигает максимума, после че­го ядовитая железа постепенно отмирает.

Существует несколько способов получения пчелиного яда, но почти все они вызы­вает гибель пчелы после отдачи ею яда. Наиболее прост следующий способ: стеклян­ную банку наполняют дистиллированной водой, покрывай животной перепонкой, пче­лу пинцетом сажают на перепонку. Пчела жалит перепонку, и яд стекает в воду. По окончании сбора яда вода выпаривается. Преимущества данного метода состоит в том, что яд полностью извлекается из жала пчелы и ни чем не загрязняется.

Можно получить яд и путем усыпления пчел эфиром. Для этого их сажают в чистую стеклянную банку, которую закрывают фильтровальной бумагой смоченной эфиром. Под влиянием эфира пчелы выпускают яд на дно и стенки банки, а сами засыпают. После того, как пчелы впадают в состояние глубокого наркоза, их снова переносят в улей. Банку ополаскивают водой, промывную жидкость фильтруют, затем выпарива­ют. Таким образом, можно получить 50-75 мг яда от 1000 пчел. Раствор пчелиного яда, полученного таким способом, загрязнен медом, выделениями пчел и другими примесями, которые могут оказаться на теле пчелы.

Н.П.Йориш предложил способ получения пчелиного яда на стекло. С этой целью пчелу специальным пинцетом прикладывают брюшком к стеклу, пчела жалит стекло, то есть выпускает яд на стекло, сохраняя при этом жало. Вместо стекла можно исполь­зовать пластмассовые или полиэтиленовые пластинки. Сложив две пластинки, яд мож­но хранить годами. Для снятия яда с пластинок достаточно опустить их в дистил­лированную воду.

Существуют и другие способы получения пчелиного яда. Можно оторвать брюшко пчелы от груди, извлечь пинцетом жало и, надавливая на него, водить им по стеклу до опорожнения пузырька с ядом. Выдавленный яд лишен каких-либо примесей, быст­ро высыхает, в таком виде он и сохраняется. Можно выдернуть жало, ядовитую желе­зу высушить и растереть в порошок. Перед употреблением пчелиный яд из такого по­рожка извлекают с помощью спирта.

Все перечисленные способы получения пчелиного яда малопроизводительны. В пос­леднее время разрабатываются новые способы «доения* пчел путем воздействия на них электрическим током. Например, перед летком устанавливается стекло с множе­ством электродов из проволоки, по которым пропускается ток. Когда пчела садится на стекло, то подвергается воздействию тока и в ответ «жалит* стекло, выпуская яд. По и этот способ не является идеальным, многие пчелы просто не садятся на стекло. Вот почему способ введения яда с лечебной целью путем ужаления пчелами до сих пор находит применение.

В народной медицине при некоторых заболеваниях используют отвар из мертвых пчел, в котором содержится пчелиный яд.

Вывод маток весной

Вывод маток весной. Матка – важнейшая особь пчелиной семьи. Она определяет ее качества – физическую силу и работоспособность. В естественных условиях матки рождаются, как правило, высокоплодовитыми. Это объясняется тем, что выращиваются они в период расцвета семьи, самого наивысшего ее благополучия, когда гнездо переполнено молодыми пчелами, расплодом, свежими запасами меда и перги и когда в природе много тепла и источников корма. К этому времени в семье обостряется инстинкт роения. В мисочки – основу будущих роевых маточников – матка кладет яйца, и, как только из них вылупятся личинки, пчелы начинают кормить их маточным молочком. Они кладут его столько, что личинки буквально плавают в нем и не успевают израсходовать за весь период своего развития. Все это и обуславливает высокие качества роевых маток.

Таких и даже более ценных маток можно вывести искусственно. Комплекс искусственного вывода маток включает в себя подбор и подготовку отцовских и материнских семей, получение одновозрастных личинок, выбраковку плохих маточников, вырезку зрелых, распределение их по семьям и нуклеусам. На одной и той же пасеке семьи никогда не бывают одинаковыми по хозяйственным качествам и тем более по наследственным задаткам.Чтобы безошибочно определить, какая семья на пасеке самая лучшая по наследственным качествам, оценку ведут не только по результатам зимовки, картине роста, неройливости и продуктивности за один год, но и по тем же признакам во втором решающем году.
Особо важным фактором в оценке племенных достоинств являются итоги работы не только самих родоначальных (материнских) семей, но и семей, матки которых являются дочерьми оцениваемой семьи. Если и они соберут столько или даже больше меда, то вывод о племенных качествах оцениваемой семьи правилен и ее используют для вывода маток. Семьи отбирают и по чистоте крови. Те из них, пчелы которых имеют неоднородную окраску тела, — нечистокровны и для племенных целей не годятся, какими бы высокими качествами они не обладали. Если трутни, спарившиеся с маткой, будут с плохой наследственностью (от сильно ройливых семей, малопродуктивных, незимостойких и т.д.), то племенные достоинства матки в ее потомстве в значительной степени сотрутся. Вывода трутней в неплеменных семьях не допускают и , наоборот, поощряют вывод в специально отобранных, отцовских, которые не должны быть родственными материнским семьям. Для этого в отцовских семьях искусственно вызывают роевое состояние в более ранние сроки, чем оно возникает само собой, и тем самым заставляют семьи вывести трутней примерно на две недели раньше обычного. Чтобы семья побольше вырастила трутней, в середину ее гнезда еще с весны ставят один – два сота с трутневыми ячейками.

Вырастить матку, не уступающую в физическом развитии и плодовитости матке роевой, может только семья, вполне созревшая, которая будет иметь много расплода и корма. Но самое главное – ее физиологическое состояние должно быть таким, в каком бывает семья во время выращивания роевых маток. Для этого гнездо держат стесненным, хорошо утепленным, с максимально суженным летком, ежедневно в течении двух недель ей дают по 0,5 литра жидкой теплой подкормки, а за неделю до постановки в улей личинок на маточное воспитание семью, кроме того, подкармливают медо – перговой массой. Семью не загружают строительными работами. Готовясь к роению в естественных условиях, пчелы также не занимаются строительством сотов. После того как материнская семья начнет строить мисочки, ее обезматочивают. Открытый расплод оставляют в гнезде. Если его удалить, как делали прежде, то у пчел семьи-воспитательницы устранится основной раздражитель желез, вырабатывающих маточное молочко. Маточные личинки поэтому будут получать недостаточное количество корма, и матки из них разовьются неполноценными – легковесными, с низкой плодовитостью.
Поскольку матка, изъятая из материнской семьи, имеет большую ценность, ее помещают во временный отводок или нуклеус для сохранности. Отбирают ее для того, чтобы вызвать у пчел чувство осиротения и обострить желание вывести себе новую. Семья без матки жить не может, поэтому, как только она почувствует ее отсутствие, незамедлительно приступает к выводу новой из молочных пчелиных личинок. Она нередко закладывает маточники и на разновозрастных личинках, в том числе на двух – трехдневных. Из таких крупных личинок, особенно трехдневных, хорошую матку вывести пчелам не удается. Объясняется это тем, что личинок пчелиных и маточных пчелы кормят не одинаковым кормом. Маточных сразу же после вылупления из яиц и в течении всей их личиночной жизни кормят одним молочком, а пчелиных снабжают молочком только около двух суток , а остальные четверо суток дают корм более грубый, состоящий из меда, перги, молочка и воды. Это различие в корме главным образом и обусловливает различие во внешнем и внутреннем строении пчелы и матки. При искусственном выводе маток, следовательно, можно пользоваться племенными пчелиными личинками только в возрасте до суток, а лучше – еще более молодыми.

Способов подготовки личинок для закладки на них маточников несколько. Личинок дают семье или вместе с ячейками, в которых они находятся, или переносят их в специально изготовленные мисочки. Как только материнская семья будет готова к приему личинок на маточное воспитание (обычно через 4 -5 часов после обезматочивания), в ее гнезде отыскивают сот (желательно свежеотстроенный или со светло-коричневыми ячейками) с самыми молодыми личинками (лучше с только что вылупившимися), осторожно сметают с него пчел. Затем этот сот ставят в переносной ящик и сразу же уносят в жилое помещение, в котором предварительно нагревают воздух до 25-30 градусов и насыщают его влагой (разбрызгивают по комнате воду, развешивают мокрые полотенца, держат открытой кипящую кастрюлю или чайник). Тепло и влага нужны для того, чтобы личинки не застыли, пока их держат вне гнезда, не подсохли и не загустело молочко.
Сот кладут на стол плашмя кверху личинками нужного возраста. В нем вырезают кусочек прямоугольной формы размером примерно 40 Х150 мл. с таким расчетом, чтобы самые молодые личинки оказались по краям образовавшегося окна лезвием безопасной бритвы или медицинским скальпелем наполовину обрезают крайние ряды ячеек для того, чтобы облегчить пчелам перестройку их в маточники. После этого все личинки из перерезанных ячеек выбрасывают, а в укороченных удаляют по две личинки из трех. Это делают для того, чтобы пчелы отстроили более крупные маточники и не слепили их друг с другом. На противоположной стороне сота из крайних (первых двух) рядов всех личинок уничтожают.

Установлено, что пока личинка находится в пчелиной ячейке, пчелы дают ей молочко, которым они кормят обычный пчелиный расплод. Маточное же молочко этой личинке они будут давать после того, как эту ячейку пчелы перестроят в маточник. Чтобы пчелы приступили к перестройке пчелиных ячеек в маточники и кормили личинок сразу же маточным кормом, каждую отрезанную ячейку с личинкой расширяют шаблоном с закругленным и отшлифованным концом диаметром чуть больше диаметра ячейки. Такая расширенная ячейка внешне будет напоминать пчелам мисочку роевого маточника. Пользуются шаблоном очень осторожно. Дотрагиваться им до личинки нельзя. Подготовленный сот возвращают семье – воспитательнице и помещают в середину гнезда, в наиболее теплую часть. На всю эту операцию должно уйти не более 20 – 25 минут. Гнездо накрывают, утепляют и семью оставляют в покое на день –два. Ставя сот с вырезанным окном, пчелам как бы указывают, где и на каких личинках следует заложить маточники. Как только семье будет дан сот с племенными личинками, он сейчас же привлечет к себе пчел-кормилиц. Особенно много их скапливается в вырезе, где они незамедлительно приступают к закладке маточников. Признаки безматочности исчезают. Семья успокаивается и начинает нормально работать. Пчелы, однако, нередко закладывают маточники не только в указанном месте, а и на других сотах. Поэтому через сутки – двое гнездо разбирают, тщательно осматривают каждую рамку с расплодом и уничтожают все до единого свищевого маточника. Это делают для того, чтобы семья все свое внимание сосредоточила только на уходе за личинками в искусственных маточниках. И все-таки пчелы иногда снова закладывают свищевые маточники, но уже на личинках старшего возраста. Матки из таких личинок развиваются быстрее, чем в маточниках, заложенных на молодых личинках. Чтобы первая вышедшая свищевая матка не разгрызла маточники с племенными матками и не убила их, через восемь дней после прививки личинок гнездо воспитательницы осматривают вторично и уничтожают все свищевые маточники. Осматривать рамки с расплодом необходимо особенно тщательно.
В это же время выбраковывают и плохие маточники, отстроенные на племенных личинках: чрезмерно длинные тонкие с перехватинами и очень короткие, уродливые. Резко отделять маточную рамку от фальцев (ее пчелы приклеивают), стряхивать с нее пчел или переворачивать нельзя. Маточные личинки или куколки могут сместиться, оторваться от корма и погибнуть. При первом осмотре уточняют число личинок, принятых на воспитание (в окне пчелы обычно закладывают 8-12 маточников). Если семья заложит маточников менее потребного количества, ей можно дать такую же вторую рамку с племенными личинками.

Когда требуется большое количество маток, в соте вырезают не прямоугольное окно, а куски в виде равнобедренных треугольников. В этом зигзагообразном вырезе крайние ряды ячеек подготавливают так же, как и в соте с прямоугольным вырезом. Пчелы закладывают маточники по ломаной линии. Более 20 маточников оставлять на воспитание не следует, иначе матки выйдут плохого качества. Как только маточники созреют (через 10-11 дней после закладки), их вырезают и помещают в клеточки. Делают это осторожно, стараясь не повредить маточники и не обнажить еще не созревших маток. Поэтому каждый маточник вырезают вместе с частицей сота. Личинку для закладки маточников можно дать, выделив ее из сота вместе с ячейкой. Для этого кусок сота разрезают на узкие полоски, а их – на отдельные ячейки, после чего каждую ячейку укорачивают на половину и расширяют. Не укороченной стороной ячейку обмакивают в расплавленный воск и прикрепляют к патрону или клинышку. Каждый патрон заблаговременно прикрепляют с помощью воска к планкам прививочной рамки. В рамку обычно дают не более 25 личинок.
Можно прикреплять ячейки с личинками к так называемым клинышками. Эти клинышки ячейками вниз вкалывают в сот с расплодом рядами с интервалом в 40 мм или в шахматном порядке. После того как все личинки будут прикреплены к патронам, планки с этими патронами поворачивают так, чтобы ячейки с личинками смотрели на нижнюю планку рамки. В таком виде ее помещают в гнездо семьи-воспитательницы. Все эти способы подготовки личинок очень просты и доступны каждому пчеловоду, даже впервые взявшемуся за искусственный вывод маток. Матки, выращенные по этим способам, бывают обычно неплохими. Однако среди них встречаются и недостаточно развитые. Это объясняется тем, что пчелы закладывают маточники не сразу, а с перерывом в несколько часов (до суток), в течение которых личинки взрослеют и получают, естественно, корм обычный – пчелиный. Растянуть пчелиную ячейку шаблоном до размеров мисочки роевого маточника, несмотря на эластичность и податливость воска, не удается, и поэтому пчелы не всех личинок принимают за маточных.

Практика располагает более совершенными способами, которые позволяют выращивать маток, почти или вовсе не отличающихся от роевых. Личинок на маточное воспитание дают не в ячейках, а в специально изготовленных искусственных мисочках, то есть семье сразу же предлагают как бы уже маточных личинок.
Подготовка личинок по этому способу складывается из двух операций: изготовления основания маточников (мисочек) и переноса в них личинок. В расплавленный, но не доведенный до кипения воск опускают шаблон на глубину 6-7 мм (шаблон предварительно смачивают в воде и прилипшую к нему каплю стряхивают) и сразу же вынимают. Через 2-3 секунды, за которые прилипший воск чуть затвердеет, шаблон погружают в воск вторично на глубину меньшую на один миллиметр. Так повторяют еще пять – шесть раз, погружая па все меньшую и меньшую глубину, чтобы сделать основание маточника более толстым и теплым, подобно роевому. После того как мисочка затвердеет, ею чуть касаются расплавленного воска и сразу же прикладывают к заранее подготовленному патрону или клинышку и, как только воск немного остынет, шаблон, слегка повернув, вынимают из мисочки. Перед переносом личинок прививочную рамку с мисочками на сутки ставят в гнездо семьи, которая будет выводить маток. За это время пчелы к мисочкам привыкнут, отшлифуют их и придадут им запах, присущей семье.

Прививочную рамку вынимают из гнезда одновременно с сотом, из которого намечено взять личинок для переноса в мисочки. В этой же семье надо попытаться отыскать свищевые маточники, которые она могла заложить за 4-5 часов своего безматочного существования. Их вырезают вместе с основаниями, чтобы сохранить находящийся в них маточный корм. Прежде чем личинку перенести из ячейки в мисочку, в нее кладут небольшую капельку маточного молочка, взятого из свищевого маточника, или в крайнем случае, если его не окажется, молочко набирают из нескольких ячеек с пчелиными личинками в возрасте не старше суток, из того же сота. На эту каепльку корма переносят личинку. Использовать мед, как это рекомендуется некоторыми пособиями, не следует.
Шпатель осторожно подводят под личинку со стороны спинки, аккуратно вынимают ее и, не меняя положения, опускают в мисочку, на молочко. Шпатель из под личинки вынимают, слегка нажимая им на донышко мисочки. Чтобы хорошо выполнить эту работу, накануне рекомендуется практиковаться на молодых трутневых личинках. Планки с привитыми личинками поворачивают мисочками вниз и обе рамки (прививочную и с оставшимися племенными личинками) ставят в гнездо воспитательницы на свои места. Пчелы сразу же начинают кормить личинок в мисочках и дают им маточное молочко в изобилии, как и при воспитании в роевых маточниках.

В последние несколько лет в практику вошел еще более прогрессивный способ вывода маток с так называемой двукратной прививкой личинок. Его особенность состоит в следующем: личинок, принятых семьей на воспитание, через сутки из маточников выбрасывают, а на их место переносят новых, как и прежде самых молодых. Эти личинки сразу же оказываются на маточном корме и ни секунды не голодают, а сама семья, которая за истекшие сутки уже настроилась на выращивание маток, за этими вторичными личинками начинает ухаживать без какого-либо промедления.
Опыт показал, что матки из вторично перенесенных личинок рождаются отличными. По весу и по плодовитости они не уступают самым лучшим роевым, а нередко и превосходят их. Отобранные маточники в том же отвесном положении вставляют в маточные клеточки и помещают в среднюю улочку материнской семьи или в другую, безматочную, для временного сбережения или сразу распределяют по нуклеусам, отводкам и семьям, нуждающимся в них. Маток, вышедших в клеточках, тщательно осматривают. Некоторые из них рождаются с недоразвитыми крылышками и дефектами конечностей (без коготков на задних лапках) или чрезмерно мелкими. Их выбраковывают

История развития пчеловодства

История развития пчеловодства. Основой для возникновения пасечного хозяйства послужило не только ухудшение естественной медоносной растительности — сокращение площадей под широколиственными лесами, распашка освобожденных от леса земель, но и освоение восточнославянскими племенами культуры энтомофильных растений, значительное расширение посевов гречихи — нового и весьма сильного источника нектара, приближенного к населенным пунктам. Гречиха занимала уже видное место в хозяйстве страны.

При выборе места под пасеку оценивались и медоносные возможности. «Особливо же стараются пасеки заводить неподалеку от больших рек, — писал П. И. Рычков в статье «О содержании пчел» (1767), — где вода вокруг поднимается, ибо около сих мест всякий лес и кустарники скорее распускаются и цветут, да и травы цветут и растут скорее. Из деревьев — самое лучшее липа, а из трав — гречиха и козлец».

На пасеке устраивали небольшую избушку для пчеловода и хранения пчеловодных принадлежностей.

Обычно появление первых пасек на Руси историки относят к XIV—XV векам, а в лесной зоне и центральных районах — к более позднему времени — XVII столетию. Однако согласно некоторым дошедшим до нас сведениям можно утверждать, что в безлесных местах они начали возникать значительно раньше. В Х веке арабский писатель Ибн-Даст сообщал, что восточные славяне из дерева выделывают «род кувшинов, в которых находятся у них и ульи для пчел, и мед пчелиный сберегается». Побывав в начале XI века на юго-западе Киевского государства, иностранный путешественник Галл писал: «Я видел в этой земле удивительное множество пчел, пчельников, пасек на степях и борти в лесах, я заметил в ней чрезвычайное обилие меда и воска».

При раскопках Райковецкого городища в Среднем Приднепровье были обнаружены доски со следами сотов. Эти реликвии относятся к XII столетию. Слово «пасека» упоминается в одной из купчих крепостей на имение в Южной Руси в 1400 году. Как раз в это время появляются деревни с названиями Пчелки, Пеньковка, Липовая колода, фамилии Пасечниковы, Пчельниковы.

Массовое распространение пасек на Руси характерно для развитого феодализма, в недрах которого складывались капиталистические отношения. Организация крупных царских пасек в несколько сот и даже тысяч семей в середине XVII века, как писалось в царском указе, путем сбора «по улью с двора или по два, а будет можно и не в тягость и по три…» и даже одолжения взаймы говорит о том, что пасечные формы пчеловодства в это время были у крестьян обычными, широко распространенными и давно известными.

Наряду с лесными пасеками, среди которых было немало крупных, появлялись и домашние. Обычно это небольшие, в несколько колод, пчельники. Полагают, что возникновение пчельников связано с началом разведения культурных растений — деревьев и трав. Так, в Древней Греции пчельники появились после введения в культуру маслины. Как повествует миф, пастушеский бог Аристей научил греков добывать масло из маслин и в то же время научил их пчеловодству. Аристотель указывал на полезность посева люцерны возле ульев.

И хотя славянские земли были еще богаты липой и другими медоносами, разведение плодовых деревьев и гречихи способствовало появлению домашних пчельников. Размещали их на приусадебном участке чаще в плодовом саду, где колоды меньше подвергались действию ветра и летнего солнца, или на огороде. Впоследствии были выработаны правила, которые предусматривали расположение их не ближе 10 м от проезжих дорог и пастьбы скота ив 100 м от соседних пчельников.

Колодное пчеловодство по сравнению с бортевым — более интенсивная и доступная форма пчеловодного хозяйства. Если раньше бортничество было практически потомственной профессией, то теперь представилась возможность заниматься пчеловодством каждому — пчел можно было купить, перевезти, разместить возле дома. С другой стороны, открылась перспектива концентрации отрасли на основе капиталистического способа производства — организации крупных пасек коммерческого назначения.

Колода вошла в историю отечественного пчеловодства, как русский улей. Особенно она была распространена в лесной северной и средней России. Колоды были и на убогом пчельнике бедного простолюдина — мужика, и на ухоженных лесных пасеках в несколько сотен или тысяч семей богатого землевладельца и лесопромышленника. Колода явилась прообразом многих последующих конструкций ульев, родившихся на нашей национальной почве.

Известные в мире современные ульи не имеют общего корня. Улей как искусственное жилище пчел создавался и совершенствовался по-своему во всех районах Земли, где жили пчелы и люди занимались пчеловодством.

Разные по объему и наружности были колоды, неодинаковой толщины и высоты — от небольших и не очень толстых до колод-гигантов, в которых мог свободно поместиться человек. Все зависело от кряжа, из которого выделана колода. В Музее пчеловодства Научно-исследовательского института-пчеловодства хра­нится колода «Прапращур». Выдолблена она из кряжа огромного дуба. Высота ее полтора метра, в обхвате — два метра. По преданию, несколько столетий простояла она на территории Измайловского леса под Москвой и почти всегда была заселена пчелами.

Все колоды (их называли по-разному — пеньки, липни, чурбаки, колодези) устроены одинаково. Делали их из кряжей со здоровой или так называемой ситовой древесиной, а не из дуплистых обрубков, как прежде. Внутри — выдолбленное полое круглое искусственное несквозное дупло, сбоку узкая щель — должея (дель, колодезня), которая закрывалась втулкой (затвором, тварью, должаном) с отверстиями для входа и выхода пчел — летками (очками). Их обыкновенно два: один под другим или один вверху, другой внизу. Но могло быть и больше или только один. Тварь укреплялась особыми колышками и не выпадала. Стенки, голова и низ колоды толстые, теплые.

Чтобы колоды от жары или старости не растрескивались, их иногда сбивали вверху и внизу деревянными или железными обручами, от дождей и солнца накрывали широкими досками, большими щепами, глиняными крышками-мисками, на которые надевали соломенные колпаки-шапки. Так выглядели старые, толстостенные, с глубокими трещинами, почерневшие от времени, изъеденные червоточиной колоды. От гниения и порчи насекомыми их иногда обмазывали глиной и особой замазкой или даже окрашивали краской, правда, очень редко.

При заселении пчелами для большей прочности гнезда, поддержания и подпорки сотов внутрь колоды вставляли поперечные палочки — снозы, впорицы, располагая их крест-накрест.

Уход за пчелами в колоде довольно прост. Первая работа ранней весной — подчистка дна, удаление мертвых пчел и сора, накопившихся за зиму. Потом, когда потеплеет, оценка качества гнезда и семьи, уточнение количества корма. Если соты выпачканы и заплесневели, их вырезали. Кроме того, удаляли трутневые соты, подрезали старые, старались увидеть расплод, чтобы определить качество матки. Для этого открывали верхнюю часть колоды. Если расплод разбросанный, редкий, матку в роевую пору заменяли на роевую. Очищали стенки колоды; если было мало корма, давали в посудине на дно колоды литра два сыты — разведенного водой меда или чистого меда. Если улей не силен пчелами, сокращали летки, чтобы облегчить охрану гнезда и сбережение в нем тепла.

Колодное пчеловодство — роевое. Роями пополнялась и восстанавливалась пасека. Они — единственное средство, на котором держались пчельники. Роям были рады. Регулировать роение пчел в неразборном улье почти невозможно. В начале июня пчелы обычно начинали «вылетать», выкучиваться. Это считалось предвестником роения. Пчеловоды, как правило, ждали, когда семьи сами прекратят роиться. Нередки израивания семей, особенно в тесных колодах и ближе к югу, где лето жарче и длиннее.

Рои сажали в колоды или с сотами, которые в них оставались после того, как ранее находящиеся семьи, чаще поздние рои, были объединены с другими, или наващивали новыми сотами. Для этого куски светлых сотов шириной в ладонь окунали в расплавленный воск и прикладывали к голове колоды. Для удобства ее переворачивали верхом вниз. Сначала сотики приклады­вали по сторонам, а потом в середине. Рой, получивший начаток гнезда, всегда приживался, значительно быстрее отстраивал гнездо, чем тот, который был посажен в порожний улей.

Колодники имели возможность определять роевое состояние семей, вовремя подготовиться к роению, более целесообразно использовать рои в своем хозяйстве — оставить жить самостоятельно, если рой тяжелый, или подсыпать к другому, несильному «для проку», потому что небольшой роек, если и отстраивался, оставался без меда. Они заметили, что чаще роятся семьи в маломерных колодах и реже в колодах больших, просторных. В технологии пчеловодства и познании инстинктов пчел это был уже шаг вперед по сравнению с бортничеством. Колодники первыми задумались о противороевых приемах.

Борьба с роением оказалась настолько сложной проблемой, что занимала умы многих выдающихся русских пчеловодов, и до сих пор окончательно не разрешена.

Безудержное естественное роение требовало посто­янного присутствия колодника на пчельнике, снижало общий выход меда.

В практике пчеловодов-колодников было известно несколько способов искусственного роения — «взятие насильного роя», хотя и весьма трудоемких. В основу их положено отделение пчел и матки от семьи, готовящейся к роению; Один из них — отгон.

Для искусственного роя готовили колоду, как и для обычного роя. В колоде, от которой хотели взять рой, подрезали соты снизу и относили ее шагов на 20—30 в сторону и на ее место ставили колоду для роя. Отнесенную колоду переворачивали вверх дном и начинали несильным стуком подгонять пчел снизу вверх. Они действительно покидали соты и уходили в бессотовое свободное пространство улья. Когда здесь собиралась большая масса пчел, их черпали большой деревянной ложкой и ссыпали в роевню. Обычно среди них оказывалась и матка. Отогнанный рой переселяли в подготовленную для него колоду. Осиротевшая семья — «старик» выводила себе новую матку из имеющихся у нее роевых маточников. Потеряв большую массу пчел, которые составляли ядро будущего роя и всех рабочих, полевых пчел, она уже не роилась.

Практика подтвердила необходимость делать отгонные рои пораньше, чтобы обе семьи пришли в надлежащую силу к цветению основных медоносов, но не настолько рано, чтобы не подкосить «старика» и не создать малосильную новую семью.

Старались не допускать роение отбором от семьи лётных пчел и меда. Улей относили на другое место, а взамен ставили свободный с маткой в клеточке. В него слетал ходак. В основной семье вырезали всю «голову» с медом. Разрушенное безмедное гнездо оказывало на ослабленную семью довольно сильное противороевое действие. Даже в неразборной колоде мыслящие пчеловоды пытались вести рациональный уход.

Однако противороевыми приемами пользовались немногие. Основная масса пчеловодов-крестьян считала насилие над пчелой грехом и водила пчел по принципу: «незамай пчелу» и «не всё хорошо, что пишут».

Колода в большинстве случаев из-за незначительного объема не позволяла семье заготовить много меда. Почти все гнездо бывало занято расплодом. Непроиз­водительно использовались и пчелы, и медоносы. Пчеловоды-бортники, которые обзавелись домашними пчельниками, убедились, что сбор меда от борти или улья, подвешенного на дереве в лесу, бывал больше, чем от «пенька» на пчельнике, тем более если этот «пенек» невелик. И объем играл роль, и скученность пчел, и то, что в лесу больше цветов и что семьи весной начинали раньше работать и быстрее росли.

Мед вырезали недели через полторы-две после окончания главного медосбора, чтобы пчелы могли сложить себе корм на зиму и он созрел. Как и в бортях, соты подрезали снизу примерно на треть, оставшиеся служили для расплода и меда. В среднем от колоды полу­чали б—8 килограммов меда.

Способы отбора меда были довольно грубые. Колодник вооружался куривом — головней и, если пчелы не спокойны, раздувал ее так, что в дыму уже ощупью вырезал соты. Гибло немало пчел, попадала под нож и матка, коптились соты. Недальновидные пчеловоды вырезали слишком много меда, оставляя пчелам мало корма. Пчелы у них погибали от голода зимой или в начале неблагоприятной весны. Наоборот, заботливые и знающие пчеловоды, прекрасно владевшие древней техникой ухода, выработанной бортниками-чародеями сотни лет назад, из гнезд не брали ни золотника меда и оставляли его совершенно нетронутым. Отбор меда они переносили с осени на весну, когда уже был близок новый медосбор. Недостаток корма пчелам никогда не угрожал. Наоборот, у них всегда находились обильные запасы. При такой до предела простой и разумной системе семьи не только сохранялись зимой, но и выращивали к медосбору мощные резервы. Эти пчеловоды обычно водили пчел в колодах-великанах.

Обильные зимние запасы — важнейший принцип благополучной зимовки. Выработанный еще бортниками, он нашел убедительное подтверждение практикой колодников, оставаясь незыблемым и для современного пчеловодства.

Колодники отрабатывали и технологию зимовки пчел. При подготовке к зиме слабые семьи — изроившиеся и поздние рои — объединяли, присыпали одну к другой. Порознь они не выживали. Зимовали пчелы как на воле, так и в укрытиях — омшаниках. Но первые колодники — вчерашние бортники зимовников не знали. Лесные пчелы превосходно переносили любые холода и морозы средней и северной России в колодах, ничем не защищенных, даже не укрытых снегом, находясь всю зиму на помостах, открытых буранам и ветрам. Прак­тика убеждала, что если семьи хорошие и сильные, то не только стужа, но и самые жестокие морозы им невредны. Колоды и теперь стояли на пчельниках круглый год.

Низ колоды для тепла и поглощения излишней влаги, как и в бортях, обычно заполняли соломой или мхом, оставляя под гнездом свободное десятисантиметровое воздушное пространство. Если соты доходили до пяты — дна колоды, их специально подрезали. Воздушная камера улучшала зимовку. Этот очень важный технологический прием не потерял своей ценности до сих пор. Иногда колоды обертывали снаружи соломой. Зимовали пчелы и без всякого утепления.

Зимовники появились позднее. Суровые морозы, оттепели и дожди, ранний припек солнца весной, которые приводили к порче колод, видно, заставили находить укрытия для сохранения пчелиных жилищ.

Рис. 18. Колода на козлах

К тому же признавали, что слабые, «тощие пчелы» лучше сохраняются от великих морозов в омшаниках. Это обычно были случайные, хозяйственные   постройки — плетеные клети, обмазанные глиной, погреба, подполья домов, риги, кладовые, бревенчатые, плотно срубленные сараи на мху.

Чаще пчелы зимовали плохо, особенно в сырых душных помещениях, семьи ослабевали, много их погибало. Потом стали делать для пчел специальные омшаники.

В крестьянском хозяйстве омшаники появились значительно раньше, чем их начали использовать, как зимние хранилища для пчел. В небольшие низкие рубленые бревенчатые сараи, стены которых мшили для тепла, содержали зимой новорожденных телят и ягнят. Чаще мшаник входил в состав общего хозяйственного двора. Когда пчеловоды начали строить мшаники для своих целей, они располагали их подальше от жилья, поближе к пчельнику, чтобы пчелам было спокойнее зимовать. Делали их из толстых бревен. Чтобы их омшить (отсюда и название — омшаник), в бревнах вырубали па­зы. Омшаники окон не имели, были темными помещениями. Их поэтому иногда называют темниками.

Омшаники строили и толстостенными саманными, плетеными, глинобитными. Деревянные для тепла чаще углубляли в землю. Появились полуподземные и подземные зимовники, которые изолировали пчел от низких температур, с самыми разными вентиляционными устройствами. Чтобы перенести огромный колодный улей с пчелами в зимовник или опустить его в погреб, а весной вынести, требовалось 5—6 сильных крестьян.

Впервые создавалась система зимнего содержания пчел в укрытиях. Колоды ставили на подставки, летки оставляли открытыми и зарешечивали их от грызунов. Иногда в самом верху для вентиляции специально пробуравливали отверстие, что улучшало зимовку, в по­мещении прорубали отдушники для выхода излишнего тепла и испарины, которые затыкали в морозы. Губительное действие духоты и сырости продолжает оставаться одной из причин неблагополучной зимовки пчел в помещениях до сих пор.

Кроме ульев-стояков, колоды делали и лежачими . Они были распространены в юго-западных районах и на Кавказе. Колода-лежак представляла собой расколотое пополам или вдоль распиленное на две равные части толстое полутораметровое бревно. Чем толще было оно, тем считалось лучше. Самый малый диаметр колоды—40 сантиметров. В обеих половинах выдалбливали середину, так что получалось два корыта. Когда одну половину накладывали на другую, составлялся улей со значительной пустотой. Имел он три круглых летка в торце на линии соединения половинок. Колоды от дождя накрывали лубками и прижимали их камнем.

Пчелы приващивали соты к верхней половине. Располагались пласты обычно поперек колоды, от нижней отделялись небольшим пространством — проходами, так что если снимали верхнюю часть колоды, то гнездо не нарушалось, оставалось нетронутым. Щели между половинками пчелы заклеивали прополисом, даже если они были сантиметровыми, или их замазывали глиной.

Весной пчелы гнездились в той части улья, которая находилась ближе к леткам. Отсюда семья по мере роста углублялась в середину, осваивая все пространство. Расплодная зона всегда примыкала к летковой стороне, в конце колоды пчелы складывали мед.

Медведев, колодное пчеловодство

Медведев, колодное пчеловодство. Стремление спасти борти и дупла с пчелами от уничтожения, которому они подвергались при лесоразработках, привело бортников к мысли перенести их из лесов поближе к своему жилью, сконцентрировать на меньшей территории леса, чтобы легче охранять. Из поваленных лесорубами бортных деревьев они выпиливали куски с бортями и перевозили их на подготовленное место. Так же поступали и с дуплами, в которых жили пчелы.

Впервые в истории пчеловодства появились передвижные борти, которые положили начало перемещению медоносных пчел, получившему впоследствии очень широкое распространение и ставшему одним из самых надежных способов увеличения медовой продуктивности.

Отыскивали бортники дуплистые деревья и специально, чтобы самим приготовить из них такие передвижные борти для увеличения своего пчеловодного хозяйства. Срубали их и оставляли на год-два на месте, чтобы они подсохли в коре и не дали трещин. Потом разрезали их на части, очищали, выбирали сердцевину. Такие цилиндрические обрубки древесного ствола толщиной от 80 сантиметров и более имели длину 1,5— 2 метра. Снизу и сверху отверстия забивали деревянными колодками или толстыми дощатыми кругами, просверливали два круглых отверстия для входа и выхода пчел, прорубали должею, как в борти, и прилаживали деревянный брусок, закрывающий это продолговатое отверстие. Иногда для дополнительной защиты должеи.

Такие отделенные от живых деревьев обрубки-чураки стали называть колодами. В отечественном пчеловодстве появилось новое понятие — ульи.

Для изготовления улья-колоды служили сосна, липа, дуб, ветла, тополь и другие толстые деревья.

Ульи на деревьях. Бортники знали, что пчелы не любят жить низко. Рой никогда не поселится в борть, находящуюся близко к земле, если рядом, выше, есть свободная борть. Пчеловоды не допускали мысли, что пчелы могут нормально жить в колодах, стоящих на земле. Здесь сырость, мокрота, мыши, жабы, скот, да и небезопасно от зверей и воровства, поэтому по традиции колодные ульи поднимали на деревья на такую высоту, на которой прежде устраивали борти. Это были, так сказать, искусственные борти. Пчеловоды следовали природе пчел. Она и тут служила им примером.

Пчелы по-прежнему оставались в привычных для них естественных условиях — в кронах деревьев и в безопасности. Колоды поднимали и укрепляли на толстых сучьях. Привязывали их к стволам веревками или скрученными ветловыми прутьями. На дереве подвязывали по две-три колоды одну над другой летками в разных направлениях. Бортническая практика убеждала, что такое близкое многоэтажное расположение жилищ не мешало роям заселять их и жить.

Устраивали для колод и специальные вышки — палати, одры, станы. Обычно подыскивали для этого два рядом растущих дерева или одно толстое с развилкой.

 Стволы или развилины связывали прочной рамой из толстых деревянных брусков. Стволы крепко стягивали клиньями, чтобы не шатались даже в сильный ветер. Затем на высоте 4—б м насквозь пробуравливали стволы и в отверстия забивали крепкие дубовые бруски так, чтобы их концы оставались свободными. На бруски клали две или четыре балки и настилали толстые доски — подмостки, которые прибивали длинными прочными деревянными гвоздями, чтобы концы их торчали снизу на 30—40 сантиметров. Получался помост, напоминавший деревенские палата. Гвозди забивали не только в балки, но и по всей толщине настила. Они защищали колоды от медведей. На первый слой досок настилали второй и третий, прибивая их большими гвоздями. Получалось очень прочное сооружение, выдерживающее большую тяжесть. Медведь не мог проломить его головой.

На палата устанавливали колоды. Над ними на крепких сучьях привязывали еще колоды.

Станы делали и на столбах высотой 5—6 м от земли, вкопанных вокруг толстого дерева.

От дождя колоды покрывали берестой, еловым иль липовым лубом, а чтобы кровлю не сдул ветер, сверху придавливали тяжелыми дубовыми досками.

Для защиты от медведей, которых манил медовый дух от такого скопления пчел, к стволу, под палатями, подвешивали на крепких веревках толстый суковатый чурбан, который мешал зверю добраться до ульев.

Возле колод укрепляли всевозможные отпугивающие устройства — трещотки, чучела, деревянные обручи с колокольчиками, звука которых медведи боялись и уходили от опасности.

Пчел в колодах тревожили дятлы, особенно зимой. Иногда они проклевывали толстые стены колод, добирались до гнезда и разоряли его. Для отпугивания их вешали чучела ястреба, филина, совы и других хищных птиц.

Палатей в лесу устраивали много, в зависимости от числа семей.

Подъем тяжелых колод на значительную высоту был не под силу одному человеку и даже семье пчеловода, требовал особых приспособлений. Для облегчения пользовались различными подъемниками — лебедками, блоками или воротами наподобие колодезных — круглыми двухметровыми деревянными валами толщиной до 20 см с крестовинами-рукоятками. Такой вал сажали на ось, укрепляли на сучьях, привязывали к нему веревку, а к другому концу — колоду. При вращении канат наматывался на вал и поднимал улей. Вместе с ним обычно поднимался и пчеловод, где надо пропуская его между сучьями.

На вал насаживали и большое деревянное колесо, которое приводили во вращение ногами, наступая на спицы.

Подъемные устройства обычно были общественной собственностью, ими пользовались все пчеловоды селения. Они помогали друг другу и в подъемных работах.

Колоды на настилах размещали группами, неподалеку друг от друга так, чтобы к каждой можно было подойти и чтобы пчелы не путались.

Уход не отличался от ухода за бортными семьями: весной удаляли накопившийся за зиму сор и мертвых пчел, осенью с ножом и куревом обходили свои «кузовые» владения и подрезали медовые соты, на зиму, для защиты, обвязывали колоды хворостом с листьями. Так из года в год и стояли колоды на настилах. Однако пчеловоду стало удобнее работать с пчелами, чем раньше в бортях, проще наблюдать за их жизнью.

Пчеловоды-промышленники и коммерсанты для увеличения числа семей и для продажи пустые навощенные колоды — пни незадолго до роения устанавливали на деревьях в самых лучших местах леса. Они стихийно заселялись «шатающими» роями. Осенью, после отбора лишнего меда, колоды с молодыми семьями увозили домой. Весной их продавали или вновь возвращали в лес на деревья и получали от них мед.

Эту систему пчеловодства вправе можно назвать улье-бортевой, переходной формой от бортничества к колодному пчеловодству, так сказать, домашнему бортничеству. Между прочим, в первое время колоду по привычке называли бортью.

Пасеки. Исключительная трудоемкость размещения колод на деревьях, особенно когда их было много, заставила пчеловодов опустить их на землю и собрать в одно место, чтобы легче за ними присматривать и охранять, удобнее работать. Толчком к этому могла послужить простая случайность. Забытая на земле семья не только не погибла, но и оказалась не менее продуктивной подвязанных к веткам.

Рис. Ворот, с помощью которого поднимали колоду на дерево

Рис.  Колесо для подъема колоды

Это было открытием пчеловодов, к сожалению, недооцененным историей.

Так как пчелы — лесные жители, места для колод находили на лесных полянах, займищах, засеках, небольших перелесках или специально готовили, вырубая, посекая для этого деревья на небольших участках. Так появились посеки, которые потом стали называть пасеками. В прежнее время пасеки всегда находились в лесах, на лесной расчистке.

Для защиты от медведей срубленные деревья валили так, чтобы верхушками и заостренными ветками они были направлены наружу, а комлями — внутрь. Такое ограждение — густой древесный вал, окружавшим пасеку, — было неприступным и для скота, который мог зайти и опрокинуть ульи.

Огораживали пасеку плетнем, окружали кольями, шестами либо обводили рвом и валом. Считалось очень важным, чтобы место было сухое, теплое, пасека закрыта от сильных ветров, особенно северных.

Колоды ставили вертикально на какие-нибудь подставки — камни, обрубки дерева, невысокие деревянные скамейки, кирпичную кладку, низенькие плетни или на колышки, чтобы не гнили от сырости. Для устойчивости бечевкой или крученой соломой привязывали их к дереву или вбитому двухметровому колу.

ПЫЛЬЦЕНОСЫ

ПЫЛЬЦЕНОСЫ. Пчелы собирают пыльцу с большинства медоносов одновременно со сбором нектара, но бывают периоды, когда не хватает перги, тогда они собирают пыльцу с растений-пыльценосов. Наиболее охотно пчелы посещают ранней весной лещину, ольху, дуб, хуже — березу, тополь, осину. Летом предпочитают собирать пыльцу в первую очередь с шиповника, мака, люпина, коровяка, подорожника, затем со зверобоя, кукурузы, щавеля, конопли и только при остром недостатке пыльцу собирают с хлебных злаков, лебеды, осок и даже с хвойных деревьев и полыни.

Лещина, или орешник (Corylus Avellana L.), — широко распространенный в лесах Белоруссии кустарник. Обильно растет по опушкам лесов, в кустарниках, по склонам оврагов, берегам рек и ручьев чистыми зарослями или в смеси с другими породами. Лещина дает очень много пыльцы ранней весной. А это очень важно для выращивания расплода пчел после первого весеннего облёта. Цветет лещина в конце марта — начале апреля. Продолжительность цветения около двух недель, На солнечной стороне куста пыльники лопаются при температуре 10—12° тепла в тени. При такой температуре в основном пчелы совершают первый очистительный облёт и сразу же приносят в улей свежую пыльцу, чем стимулируют яйцекладку маток. При весенних похолоданиях, когда пчелы не могут вылетать за взятком, пчеловод может сам заготовить пыльцу орешника и подкармливать ею пчел, добавляя пыльцу в медово-сахарный сироп.

Ольха (Alnus) — дерево семейства березовых. Также дает пыльцу ранней весной. Произрастает повсеместно по сырым местам, часто образует чистые ольшаники. Пыльцу ольхи можно собирать и скармливать в виде медо-пергового корма.

Кукуруза (Zea mays L.) цветет во второй половине июня — начале июля. Пчелы собирают с кукурузы много пыльцы, иногда падь.

Люпин (Lupinus). В Белоруссии широко культивируется кормовой безалкалоидный люпин, цветки которого в умеренном количестве выделяют нектар и обильно пыльцу. Цветки других видов люпина нектар не выделяют, но охотно посещаются пчелами для сбора пыльцы. Люпин высевается в смеси с фацелией. Такие посевы дают до 50—70 кг нектара с 1 га и много пыльцы.

Коровяк, медвежье ухо (Verbascum) — многолетнее растение семейства норичниковых, высотой до 1,5 м. Цветки крупные, желтые, собраны в колос. Листья крупные, опушенные. Цветет в июне — августе. Растет на пустырях, пастбищах, полянах, по кустарникам, у дорог и изгородей. Пчелы обильно посещают цветки коровяка и собирают много пыльцы.

Мак (Papaver). Крупные яркие цветки мака хорошо посещаются пчелами, дают много пыльцы.

Конопля (Cannabis sativa L.) возделывается в основном на торфяниках в южных районах республики. Мужские экземпляры (посконь) обильнее других пыльценосов выделяют пыльцу, охотно собираемую пчелами.

Щавель (Rumex) широко распространен по лугам, паровым полям, полянам, в садах. Пчелы собирают очень много пыльцы сероватого цвета.

Подорожники (Plantago) обильно растут по обочинам дорог, около жилья, по лугам, кустарникам, Пчелы собирают много пыльцы.

Понос у пчел, лечение

Понос у пчел, лечение. Нозематоз — инвазионная болезнь, сопровождающаяся расстройством кишечника и изменением средней кишки взрослых пчел и маток.

Экономический ущерб. В северных и центральных областях эта болезнь наносит большой вред — вызывает гибель или сильное ослабление пчелиных семей.

Возбудитель болезни. Нозема — Nosema apis — внутриклеточный паразит эпителиальных клеток средней кишки. Иногда она поражает мальпигиевые сосуды, яичники, подчелюстные железы, гемолимфу

Во внешних условиях — вне организма пчелы — нозема сохраняется в виде спор. Споры ноземы сильно преломляют свет, имеют строго овальную форму, в длину 5— 6 мк, в ширину 2,2— 3 мк.

Снаружи спора покрыта плотной, хитинообразной оболочкой, стойкой к окрашиванию. Цитоплазма споры уплотненная, с малым содержанием воды. В цитоплазме имеются два ядра, вакуоля и полюсная нить.

Вакуоля расположена в центре споры. Полюсная нить длиной около 160 мк свернута в виде спирали и расположена в вакуоли.

При попадании с кормом в среднюю кишку пчелы спора ноземы прорастает, т. е. вначале выбрасывается полюсная нить, а затем выходит зародыш паразита в виде амебы. Эта стадия называется планонтом или амебулой (рис. 22).

Как лечить нозематоз пчел

Планонт при выходе из споры делится и внедряется в эпителий средней кишки. Паразит, внедрившийся в эпителиальные клетки кишечника, носит название меронта, что значит множащийся. В результате размножения ноземы эпителиальная клетка средней кишки пчелы быстро заполняется паразитом, утрачивает свои функции, омертвевает, отторгается от стенки кишечника.

Нозема развивается в кишечнике пчелы при температуре в гнезде от 22 до 34°. При температуре ниже 22° и выше 34° нозема не развивается и пчелы выздоравливают.

Споры ноземы сохраняются в меде и сотах около года; погибают при подогревании меда до 60° в течение 60 минут. Водный 4%-ный раствор формалина убивает споры при 25° в течение часа, пары формалина при концентрации 50 г на 1 м3 объема при температуре 35° — в течение 15 минут. Споры ноземы убивают 2%-ный раствор фенола, 2%-ный раствор едкого натрия.

Эпизоотологические данные. Возбудитель болезни попадает в кишечник пчелы с кормом, затем проникает в стенки средней кишки, где нарушает пищеварение.

В средней кишке нозема образует споры, которое позднее поступают с пищевыми массами в заднюю кишку и выбрасываются вместе с испражнениями на стенки улья, соты, отчего быстро заражаются здоровые пчелы.

Развитию болезни способствует содержание пчел на падевом меде, продолжительная зима и высокая влажность в зимовниках.

Диагноз. В конце зимы, чаще весной, в течение первых двух месяцев после выставки пчел из зимовников в больных семьях происходит массовое вымирание пчел, нередко и маток. Семьи слабеют, гибнут. Брюшко больной пчелы увеличено, средняя кишка белого цвета. При микроскопировании растертой на предметном стекле средней кишки находят массу спор ноземы.

Профилактика. Мед, оставляемый на зиму, проверяют на падь. Падевый мед удаляют и заменяют цветочным или сахаром. Каждой семье на зиму скармливают не менее 3—5 кг сахара, летом заменяют не менее 30% гнездовых сотов и 30% маток.

Проводят осеннее наращивание пчел для обеспечения семей молодыми пчелами. Зимой пчел содержат в сухих зимовниках. Весной гнезда сокращают, хорошо утепляют, пчел обеспечивают кормами.

Меры борьбы. При появлении зимой в семьях поноса проводят раннюю выставку пчел из зимовников, очищают донья, проверяют кормовые запасы; в случае надобности их заменяют и пополняют.

Во время главного весеннего осмотра семьи пересаживают в продезинфицированные ульи, загрязненные испражнениями соты удаляют из гнезд и взамен их дают чистые. Рамки, содержащие соты с расплодом, тщательно чистят, следы поноса на соте срезают острым ножом, предварительно нагретым в кипятке. Планки таких рамок протирают чистой тряпкой, смоченной 4%-ным раствором формалина. Очищенные рамки ставят в середину гнезда пересаженной семьи.

Весной в семьях создают условия, необходимые пчелам для поддержания в гнезде вокруг расплода температуры около 35° (это будет способствовать выздоровлению от нозематоза). Гнездо собирают в середине улья, сотов оставляют столько, сколько могут плотно покрыть пчелы, по бокам ставят разделительные доски, гнездо хорошо утепляют с боков и сверху. Слабые семьи сажают по две в улей, разделяя их тонкой перегородкой. В мае и начале июня гнезда расширяют осторожно во избежание их охлаждения при похолоданиях.

Лечение. Лечат пчел фумагиллином — кристаллическим порошком желтого цвета. На 1 л сахарного сиропа требуется 50—100 мг (378—756 тыс. единиц) фумагиллина. Это количество порошка растворяют в остуженном до 30° сахарном сиропе. Больным семьям лечебный сироп дают весной 2—4 раза с 1—2-недельным перерывом из расчета по 200 мл на каждую улочку пчел.

Дезинфекция. Рамки, ульи и все деревянные его части дезинфицируют горячим 2%-ным зольным щелоком или горячим 2%-ным раствором бельевой соды и одновременно тщательно отмывают от грязи и пятен пчелиных испражнений. Ульи и рамки, предварительно вымытые одной водой, дезинфицируют 4%-ным раствором формалина или 2%-ным раствором хинозола. Можно также дезинфицировать их огнем паяльной лампы.

Холстики, халаты, лицевые сетки, а также мелкий металлический инвентарь дезинфицируют кипячением в воде в течение 10 минут. Пустые пригодные соты (сушь) дезинфицируют одним из следующих способов.

Водно-формалиновая дезинфекция. Мед из сотов, предназначенный для дезинфекции, откачивают, затем соты промывают теплой водой, от которой их освобождают на медогонке. Соты обильно увлажняют вне помещения теплым (25—30°) 4%-ным водным раствором формалина, ставят в пустые ульи или в плотно сколоченные ящики, тщательно упаковывают и переносят в помещение с температурой 20—25° на 3 часа. Во время дезинфекции руки смазывают вазелином или надевают резиновые перчатки.

Вынутые из улья или ящика соты промывают теплой (30°) водой и центрифугируют. Промывание сотов водой повторяют. Затем их увлажняют 1%-ным раствором нашатырного спирта для устранения запаха, центрифугируют и сушат в хорошо проветриваемых помещениях, недоступных для пчел. Соты, прошедшие дезинфекцию, хорошо принимаются пчелами.

Пароформалиновая дезинфекция. Свободные от меда, перги и расплода соты ставят в специальную камеру с терморегулирующим устройством, куда направляют по резиновой трубке струю водяного пара и поднимают температуру до 50—55°, а затем в течение 15 минут направляют струю пара с формалином (1 часть формалина и 3 части воды), предохраняя при этом соты от прямого попадания на них пара. Температура также поддерживается на уровне 55°. Запах формалина удаляют легким орошением сотов 1%-ным раствором нашатырного спирта.

Дезинфекция уксусной кислотой. Уксусную кислоту применяют неразведеной из расчета 200 мл (1 стакан) уксусной кислоты на один двенадцати-рамочный улей. Корпуса ульев заполняют пустыми сотами, рамками, вставными досками, кормушками и ставят друг на друга. Между корпусами кладут ветошь (сухие чистые тряпки), смоченную неразведеной уксусной кислотой. Под нижний корпус ставят дно, а верхний плотно закрывают деревянным потолком и ульевой крышей. Щели между корпусами, дном и крышей замазывают глиной и выдерживают при температуре 16—18° в течение трех суток.

Перга и пыльца в чем разница?

Перга и пыльца в чем разница? Перга — это цветочная пыльца, смешанная пчелами с собственными ферментами и медом, и впоследствии утрамбованная в соты.

В первую очередь, она необходима пчелам. Ведь именно ей питаются пчелы ранней весной, когда деревья еще не зацвели или в нелетную погоду.

В процессе так называемой упаковки в соты перга проходит молочнокислое брожение, что позволяет считать ее (в отличие от обычной цветочной пыльцы) ее стерильным продуктом. Молочная кислота убивает все бактерии и, более того, дополнительно обогащает ее. Например, перга более чем в ТРИ раза питательнее, чем пыльца.

Чем же так богата пчелиная перга?

Очевидно, что для полноценной жизнедеятельности пчел необходим комплекс витаминов и аминокислот, который заменил бы непосредственное (традиционное) питание. Не менее очевиден и тот факт, что такой набор микроэлементов чрезвычайно полезен и для человека.

В ней присутствуют такие витамины как: С, B1, B2, B6, P, A, E, D и т.д. Также она насыщена дефицитными для человека минеральными солями и органическими кислотами. Кромке этого, она богата и витамином К, который играет определяющую роль в повышении свертываемости крови.

Одним словом, пчелиная перга содержит все природные поливитамины, которые позволяют пчеле безболезненно перезимовать.

Чем перга отличается от пыльцы?

Усвоение организмом

В перге присутствует в 2,5 раза больше углеводов, чем в пыльце, которая не содержит меда. Благодаря такому химическому составу, она усваивается гораздо легче, чем пыльца.

Стерильность

Благодаря молочнокислым процессам, происходящим в процессе сохранения перга пчелиная, в отличие от пыльцы, становится стерильной.

Питательность

Исходный материал пчелиной перги — пыльца необыкновенно богата белками.

Только представьте! В 100 граммах пыльцы содержится столько же аминокислот, как в 7 яйцах или 500 граммах отборной говядины. Речь, в первую очередь, идет о тех аминокислотах, которые не могут быть синтезированы организмом человека. Очевидно, что аминокислоты, содержащиеся в пыльце, легче усваиваются именно из перги, нежели из пыльцы.

Как хранится пчелиная перга?

Ее можно хранить как в естественной среде ( в сотах), так и в обработанном человеком виде. Однако и в том, и в другом случаях существуют свои преимущества и недостатке.

Самая естественная среда хранения — соты. Однако именно в сотах она плохо хранится: при повышенной влажности — плесневеет или может быть съедена личинками восковой моли. В таком хранилище, помимо перги, массовая доля которой составляет 50-60%, присутствует также воск и мерва (остатки расплодных коконов).

Перга пчелиная, обработанная человеком, может представлять собой молотую смесь или пасту. Благодаря добавлению меда в конечный продукт,  поэтому она отлично хранится. Однако содержание перги в такой смеси составляет не более 40 % и меньше, ведь конечному потребителю ее массовая доля в готовом продукте — неизвестна.

Оптимально купить пергу пчелиную уже извлеченную из сот. В этом случае она выглядит в виде шестигранных гранул и уже очищена от воска и мервы. Преимуществом данного вида обработки является: минимальное участи человека и отсутствие примесей как таковых.

Полезные свойства перги пчелиной

В ее состав входят все известные витамины и аминокислоты, а также ферменты, углеводы, различные микроэлементы, вперга пчелиная том числе, так называемый «гормон роста» — гетероауксин.

Химический состав перги позволяет называть ее совершенным продуктом питания и лечения. Ее лечебные свойства во многом превосходят даже лечение травами, поскольку их полезные вещества находятся в пыльце, собираемой пчелами (травы ведь рекомендуется собирать в период их цветения).

Другим преимуществом перги пчелиной является ее гипоаллергенность.

Важно: перга пчелиная, в отличие от других продуктов пчеловодства (мед, воск, прополис, пчелиный яд) не вызывает аллергии, поэтому ее может принимать любой человек, в любом возрасте. Это объясняется тем фактом, что ферменты, которые содержатся в слюне пчел, разлагают активные аллергены, находящиеся в пыльце.

Показания к применению перги пчелиной

Профилактика и лечение

Перга пчелиная насыщена различными минеральными элементами, такими как: калий (40%), магний (25%), железо (17%), кальций (17%) , а также витаминами, аминокислотами и микроэлементами.

В этой цепочке полезностей, калий — обеспечивает функционирование сердечной мышцы, регулирует обмен веществ, способствует удалению токсинов из организма; магний — строение и функционирование нервной системы; железо — кровеносной системы, содействуя повышению уровню гемоглобина в крови; кальций — костную системы, определяя состав костей и их прочность.

Безусловно, употреблять пергу пчелиную в целях профилактики полезно каждому. Однако, помимо профилактического приема, она также оказывает и лечебное воздействие при заболеваниях нервной и эндокринных систем, желудочно-кишечном тракте, малокровии, анемии и т.д. В ходе ее приема в крови человека увеличивается содержание гемоглобина и эритроцитов, повышается устойчивость к инфекциям, улучшается иммунитет.

Биостимуляция

Перга считается лучшим биостимулятором, в том числе: стимулирует мужскую потенцию, замедляет одряхление организма, оказывает противосклеротическое воздействие.

Не менее эффективное влияние оказывает пчелиная перга на растущий детский организм. Это лучшая пищевая добавка для беременных и кормящих женщин.

Косметология

Перга пчелиная — лучшая добавка к косметическим средствам. Маски с ее содержанием можно делать несколько раз в неделю, причем в самых различных смесях: с желтком, белком, медом, прополисом, кремом и т.д. — в зависимости от индивидуальных особенностей кожи.

Такие маски сохраняют ее гидратацию, делая кожу эластичной, бархатистой, упругой и действительно красивой. При постоянном использовании перги омолаживается не только организм, но и лицо — исчезают мелкие и крупные морщины, а кожа лица выглядит действительно здоровой.

Способы употребления перги

Профилактическая доза применения — 10 граммов в сутки, причем, каждый день до конца длинной и здоровой жизни. Оптимальная доза применения — 30 граммов сутки. Такая доза показана при туберкулезе, вирусных инфекциях (в период обострения дозу можно увеличить).

Ее можно и нужно принимать после еды. В этом случае она не только окажет лечебный — положительный эффект, но и будет способствовать пищеварению. Можно принимать ее и перед сном, что является залогом длительного и здорового сна.

Мода на здоровое питание и биологические добавки породила синтетический продукт, который принято называть «пчелиный хлеб». Очевидно, что он не окажет должного воздействия на организм.

Специалисты-диетологи рекомендуют принимать только натуральную пчелиную пергу с неповторимыми полезными свойствами, причем, жевательных сортов, то есть, находящуюся непосредственно в сотах. В этом случае обилие человеческой слюны и меда способствуют ее эффективному усвоению. Не менее полезна и обработанная пчелиная перга (то есть, извлеченная из сот и освобожденная от дополнительных компонентов).

Внимание: перемолотая, дробленная, сушеная перга теряет львиную долю полезных свойств!

Кавказский мед

Кавказский мед. Пчеловодства считается одним из древних ремесел на Южном Кавказе, который широко известен уникальными климатическими условиями. Это делает Кавказ идеальным местом для производства меда.

Однако, в настоящие дни этот сектор сталкивается многочисленными проблемами. Отсутствие современных технологий, недостаточная подготовка и образования, отсутствие эффективных платформ для содействия секторальному развитию и отсутствие сотрудничества в регионе определены как основные проблемы.

Следовательно, вопросы контроля качества, доступа к необходимым знаниям и информациям препятствуют дальнейшему развитию и выходу к новым рынкам. Эти проблемы еще больше усугубляются недостаточной материальной и финансовой поддержками со стороны властей и инвесторов.

В феврале 2011 года, собрались пчеловоды Южного Кавказа в Гюрми. Эксперты со всего региона обсудили возможности создания общего продукта с целью продвижения отраслевого сотрудничества, и возникла идея бренда «Кавказский Мед».

В течение 2011 года проводились различные рабочие встречи с пчеловодами по всему региону. На основе этих встреч были изготовлены 7 пилотных коллекций Кавказского Меда. Эти коллекции были представлены на фестиваль кавказского чая 16 октября. Каждая коллекция состоит из 7 уникальных видов меда из Ширака, Карабаха, Карса, Ткварчал/и, Гардабанского, Закатальского, и Знаурского районов и символизирует экономически связанный и сотрудничающий Кавказ.

   В 2012, КБР организовал встреча по обмену опытом Карсе. для пчеловодов из Южного Кавказа. Пчеловоды из всего региона собрались для того, чтобы обсудить проблемы и вопросы, касающиеся сектор. Были проведены тренинг по лечению пчел и информационная сессия по апитерапии и нетрадиционным методам сохранения и лечения пчел. Ассортимент Кавказского Меда был продемонстрирован присутствующим в первый день, и получил положительные отзывы.Во время фестиваля публике предложили продегустировать мед и проголосовать за свой любимый вариант коллекции. Сотни людей присутствовали на фестивале, пробовали мед, узнали о Кавказском Меде и оставили свои отзывы. Отзывы, полученные во время фестиваля, обсуждались среди КБР и пчеловодов, на основании которых улучшили коллекцию меда.

В том же году, с поддержкой чешского посольства, пчеловоды и КБР создали пилотную кочующую пасеку в заповеднике в Гардабанском районе. Пасека демонстрирует новые технологии и методы пчеловодства и получает отзывы и поддержку от пчеловодов из всего региона. С колоний порода «Кавказская серая горная пчела», мы получили урожай в первом году в размере 500-600 килограмм товарного меда. Мед, произведенный в пасеке КБР — высококачесвтвенный и экологически чистый, и соответствует стандартам Европейского союза.

В настоящее время, ассортимент Кавказского меда состоит из восьми натуральных сортов меда из Ланчхути, Закаталы, Южной Осетии, Гюмри, Карса, Нагорного Карабаха, Абхазии, и собственной пасеки КБР.